June 2nd, 2018

(no subject)

Курить нельзя, придется с утра побухтеть.
1.  В боткинской питера пациенты как свиньи, но нам не до етова. Нам надо специальный кораблик для охраны вовиного моста. Мы не Эмираты, наш кафтан как у Тришки, кургузый и дырявый.
Мне кажеца, не надо кораблик, надо больничку построить. А?

2. Леночка Мирочко замахнулась на святое, т.е. на Шнура. И не просто замахнулась, а прям шваркнула его по престарелым мудям.

Collapse )
беккет иллюзии
  • noliya

(no subject)

Раз в пять лет я натыкаюсь на очередное гениальное от Караулова, замираю в немом восторге от того, как бесподобно, как прекрасно, как непередаваемо он работает с мемами и теми самыми общими букварями - и цитирую.
В тот раз меня с грустью расфрендила сама Алёна за
Я верю, будет майская прохлада
и зычный баритон Левиафана
торжественно объявит нам с экрана,
что после продолжительных боёв
мы взяли Харьков, Киев, Кишинёв,
а также Львов - но нам его не надо.


Интересно, чем закончится сейчас:

Николай Васильевич Гоголь
вовсе не умер, а спит в гробу.
Мы еще не знаем итога
этой спецоперации СБУ.

Оперативный сотрудник Мыкола
был заслан в николаевскую Москву.
Как нас учит средняя школа,
жизнь – спецоперация СБУ.

Однажды он явится, жив и здоров,
устроит прессуху на всю страну
и положит на стол еще десять томов
«Мертвых душ», написанных СБУ.

И тогда человечество сложит гимны
и восславит свою благую судьбу:
смерть – это не то, что бывает с другими,
это не падальщик-марабу.

Смерть – это не дева с литовкой,
не зверь с горящим углем во лбу.
Смерть – это хитрая, умная, тонкая
спецоперация СБУ.

Смерть – это просто инсценировка,
не бойтесь ее и не верьте ей.
Мертвым и нынче уже неловко
повсюду слышать: «живей, живей».