Ася Бякина (asya_i_drugi) wrote,
Ася Бякина
asya_i_drugi

Ася, Васильки и Сирень, или перебои с туалетной бумагой

Быт  Ахмалдинова и бытом то назвать нельзя. Живет он как в лучшем отеле с безупречным сервисом на десять звезд. Все хозяйственные работы производятся в его отсутствие, и быт встречает его с работы букетиками васильков, свежими полотенцами и дымящимся пловом.  Рубашки в шкафу выстроились в строгом соответствии со световым спектром, пульт от телевизора лежит на столике ровно так, что луч управления падает прямо на лампочку индикатора, а взбитые подушки призывно машут отглаженными рюшами.
В туалете, вы, наверняка, догадались, туалетная бумага двух цветов - под разные настроения.

Но, Боже, какие неприятности подстерегают десятизвездочные отели на территории страны под названием Россия.
Внезапно во всех точках продажи туалетной бумаги в Петергофе исчезла не только сама бумага, но и ценники. Что означало - товар не вынесут через пять или, пускай, десять минут. Администраторы пожимали плечами. И горничная Ася осознавала всю неуместность васильков на фоне отсутствия туалетной бумаги, хотя бы даже и серого цвета.
Сейчас вы, наверняка, усмехнулись в адрес ненаходчивой, по вашему мнению, Асечки, и показали пальцем на полки с бумажными столовыми салфетками. И зря, ибо полки пусты.

Но, небо улыбнулось Асечке. Она нашла бумажные вытягивающиеся салфетки фирмы "Мягкий знак". 100 штук в блоке по цене 45 рублей. Салфетки оказались твердыми.
И вот  через час Ася в кокошнике и белом переднике стояла под дверью туалета, в котором уже некоторое время находился вип-постоялец г-н Ахмалдинов. В ответ на его возглас - "это что за наждачная бумага!" - Ася через дверь деликатно объясняла клиенту, что если салфетку немножко помять, ну вот как мяли во времена Брежнева газетку...
Васильки и подушки укоризненно смотрели на Асечку...

Эпилог.
Через два дня в супер(я извиняюсь)-маркете Магнит Ася случайно увидела в глубине нижней полки два рулончика серой туалетной бумаги с двусмысленным названием "Сирень" по цене 4 руб. 50 коп. и, знаете, не раздумывая купила. Бумага оказалась удивительно нежной.
"Асечка, - произнес за ужином г-н Ахмалдинов, намазывая черную икру себе на язык, - я бы хотел, чтобы впредь в туалетной комнате была именна эта восхитительная бумага".

Tags: СССР, в одной маленькой психиатрической больни, я не понила
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment